September 24th, 2012

inner fight club

Белые и чёрные уроки

Если бы не было Закулисы и рептилоидов, то их надо было бы выдумать. Потому что человечество нуждается как в белых, так и в чёрных уроках. Для белых уроков у нас есть Христос. Для чёрных - Федеральная резервная система. Эти парни оставят нас в покое только в том случае, когда мы им покажем класс игры, намного превышающий их собственный. А для этого недостаточно просто быть мастерами глобализации и планетарных разводок.

Нужно подступить к истокам, проследить, как это всё развивалось тысячелетиями, как сошлись на Мосту Закона два Ордена: Мёртвой Головы и Живого Сердца, Атлантида и Гиперборея. Чётко понимать, откуда что берётся. И что мы продолжаем играть в те же игры, в которые мы ещё не доиграли с прошлых времён, на тех же сторонах, или - для разнообразия - на противоположных, это всё равно. Между красными и белыми, между коммунистами и фашистами - никакой разницы нет; мы играли во всё это, плавали, знаем. Не так важно, кто "учитель", а кто "ученик", важно - отформатировать игровое поле и выпустить на него игроков, вбросить мяч в игру.


foma_didim
promo ifc март 19, 2012 10:41 59
Buy for 50 tokens
Первое правило Клуба - вы можете рассказывать о Клубе, кому посчитаете нужным. И так часто, как захотите. Второе правило Клуба - никаких правил. UPD (май'14). Пора изменить второе правило Клуба таки пришла. Связано это с тем, что некоторое время назад я начал писать…
inner fight club

Душа - Богу, жизнь - Отчизне, честь - никому

Оригинал взят у profe_12 в ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ СТАЛИНИСТА
фото0002
Вот и не верь в мистику совпадения чисел. Это фото сделано 23 сентября 1944 года.
23 сентября 1944 года последнему из оставшихся в живых мужчин старшего поколения моей семьи, брату мамы, Александру, исполнилось 23 года. Он сгорел в истребителе в день своего рождения.

Collapse )

Ося смеётся

Коко Шанель и русские модели, которых мы потеряли

...У нас в стране примерно в это время произошла революция, поэтому широкие массы дворян — соли земли русской, утратив которую, мы утратили всю культуру и так далее, — рванули в заграницы. Некоторым удалось вывезти с собой драгоценности. Некоторым не удалось. Но почти всех их объединяло нечто общее: они никогда не работали. Среди мужчин ещё встречались отдельные экс-граждане, которые хоть что-то полезное умели делать, но среди тётенек количество таковых равнялось примерно так нулю.

Шанель сжалилась над несчастными изгнанниками и попыталась взять некоторых из них к себе на работу. Однако положение осложнилось вышеуказанным: работать дворянские тётеньки не умели и не особо-то хотели учиться. Они привыкли только кушать, разъезжать по балам, а в качестве работы — как максимум раздавать указания холопам.

Тогда Шанель предложила тётенькам-иммигрантам поработать моделями. Благо, там уметь почти нечего — знай себе грациозно ходи туда-сюда и бросай выразительные взгляды на широкую публику.

Для русского дворянства ходить по подиуму было ещё кабарее, чем даже для местных француженок. Честь, достоинство, все дела. Налицо суровая моральная драма — с родины пришлось бежать, а на новой родине предлагают заняться чуть ли не исполнением стриптиза. Увы, гостеприимные французы не собирались за просто так кормить неясных тётенек — их за просто так кормило только тоталитарное и бессердечное русское быдло, да и то только до конца 1917-го. Поэтому многие дворянские тётеньки сделали правильный выбор и пошли на подиумы. Такова трагедия русского дворянства.

Вчитаемся в неё ещё раз. Граждане, которые не работали, но зато активно потребляли, были поставлены в условия, в которых продолжать жизнь в том же ключе уже нельзя. Большинство из них сильно расстроилось и решило выехать куда-нибудь, где, как они думали, всё ещё можно. Выехали. Однако тоталитарные и бесчеловечные советские власти всеми силами мешали вывозу ценностей — а ведь именно в обмен на них соль земли русской собиралась и дальше вести паразитическое существование.

По новому месту жительства тем, кто ценности вывести не осилил, о ужас, предложили поработать. Причём поскольку соль земли полезного делать ни хрена не умела, работу предложили в той сфере, где ничего уметь не надо. Эта сфера считалась неприличной. Но несмотря на моральные терзания сфера таки была заполнена этими высокоморальными гражданами. Было очень тяжело, но не учиться же что-то делать, право слово. Голубая ж кровь — надо только потреблять. Деньги тебе должны платить просто за твоё существование. Собственно, работа моделью — наиболее близкое к этому из всего возможного.

Разумеется, нельзя всю вину за такой расклад возложить на россиян, которых мы потеряли, нет, они — продукт того общества, которое мы потеряли. Общества дворянской чести, служения Родине, ну, вы знаете.

Вместе с замечательным общественным укладом Россия потеряла несколько десятков тысяч потенциальных моделей. Сердце кровью обливается, когда думаешь об этом.


Алексей Кравецкий